Судебная система Корейской Народной Демократической Республики

Предлагаем для ознакомления материал о судебной системе Корейской Народной Демократической Республики

 

 Судебная система Корейской Народной

Демократической Республики

 

Корейская Народная Демократическая Республика имеет трехуровневую судебную систему, в состав которой входит Верховный суд, провинциальные суды (или суды провинций) и народные суды на уровне уезда. Процесс обжалования основывается на принципе единого обращения к следующему по иерархии суду.

Верховный суд Корейской Народной Демократической Республики (до Конституции принятой в 2012 году назывался Центральный суд) является апелляционным судом по уголовным и гражданским делам последней инстанции, а также рассматривает в качестве суда первой инстанции тяжкие преступления против государства. Согласно Конституции 2012 года, Верховное народное собрание имеет право избирать и отстранять Председателя Верховного суда и назначать или смещать председателя Управления центральной прокуратуры (статья 91, п. 12). Верховный суд контролирует все нижестоящие суды и подготовку судей. Он не осуществляет полномочия судебного контроля за конституционностью действий исполнительной и законодательной ветвей власти и не осуществляет активную роль по защите прав граждан, гарантированных Конституцией Корейской Народной Демократической Республики от действий со стороны государства. Верховный суд состоит из Председателя Верховного суда, двух помощников Председателя Верховного суда или вице-председателей, а также неопределенного количества постоянных судей.

Верховный суд также решает конфликты, связанные с невыполнением договоров между государственными предприятиями, а также дела, связанные с травмами и требованиями о компенсации. Эти административные решения всегда отражают политику партии.

Ниже Верховного суда по иерархии стоят суды провинций и городов центрального подчинения – суды, которые служат в качестве судов первой и единственной апелляции против решений, вынесенных народными судами. Они укомплектованы таким же образом, как и Верховный суд. Как и Верховный суд, провинциальные суды обладают первоначальной юрисдикцией в отношении некоторых тяжких преступлений. Кроме того, провинциальные суды контролируют деятельность народных судов.

Народные суды представляют самый низший уровень судебной системы. Они организованы на уровне уездов (гун или кун), однако могут обладать юрисдикцией над несколькими уездами или небольшими городами. Они обладают первоначальной юрисдикцией в отношении большинства уголовных и гражданских дел. В отличие от высших судов, в их состав входит один судья, которому помогают два народных заседателя, которые временно назначены в судебную систему. Начальный судебный процесс, как правило, возглавляется одним судьей и двумя народными заседателями. Если дело обжалуется, председательствует трое судей, а решение принимается коллегиально.

Конституция не требует юридического образования в качестве критерия для избрания на должность судьи или народного заседателя. Со временем, однако, юридическое образование получило большее внимание, хотя политическая надежность остается главным критерием для замещения должности.

Генеральная прокуратура осуществляет свои функции параллельно судебной системе. В соответствии с конституцией 2012 года, «Расследование и уголовное преследование ведутся Генеральной прокуратурой, провинциальными прокуратурами (или муниципалитетами центрального подчинения), городскими (окружными), уездными и специальными прокуратурами». Прокуратура контролирует или проводит расследования, аресты, подготовку обвинительных заключений, уголовные преследования и разбирательства уголовного судопроизводства. Она имеет право инициировать судебные жалобы. Эта надзорная функция над судебной системой включает в себя обеспечение того, что судебная система интерпретирует закон в соответствии с пожеланиями Корейской рабочей партии.

Социалистические комитеты, регулирующие законопослушную жизнь были созданы в 1977 году в рамках Центрального народного комитета и в рамках народных комитетов провинциального, городского и уездного уровней. Эти специальные комитеты собираются один раз в месяц под руководством председателя народного комитета. Комитеты являются мерой контроля для обеспечения уважения государственной власти и соответствия предписаниям социалистического общества. Комитеты имеют право осуществлять государственную власть, следить за соблюдением законов государственными и экономическими учреждениями, а также предотвращать злоупотребление властью со стороны ведущих кадров этих учреждений. С этой целью они обладают полномочиями контроля в отношении государственных инспекционных органов, прокуратуры и полиции; они также обладают надзорными и контролирующими полномочиями в отношении всех организаций, рабочих мест, социальных групп и граждан, находящихся в их юрисдикции. Комитеты могут применять строгие правовые санкции в отношении всех нарушений, за исключением преступлений.

Имеется мало достоверной информации о конкретных уголовных процедурах и практике. Несмотря на то, что Корейская Народная Демократическая Республика отказывается от наблюдения других стран за своей правовой системой, все же ясно, что ограниченные правовые гарантии на практике часто не соблюдаются. Существует достоверная информация о приведении в исполнение быстрых казней в случаях политических преступлений.

Конституция 2012 года гарантирует независимость судебной системы и требует, чтобы судебные разбирательства осуществлялись в соответствии с законами, содержащими тщательно проработанные гарантии. Статья 157 Конституции гласит, что «дела слушаются на открытых для общественности заседаниях, а обвиняемому гарантируется право на защиту; слушания могут быть закрыты для общественности в случаях, предусмотренных законом».

Уголовное законодательство Корейской Народной Демократической Республики ограничивает тюремное заключение в ходе следствия и дознания до срока, не превышающего двух месяцев. Однако, период заключения может быть продлен с одобрения Генеральной прокуратуры.

Уголовный кодекс суров по своему характеру и, видимо, не принимает принципы современного уголовного права, которое утверждает, что преступления нет, если оно не предусмотрено законом, что закон не может иметь обратной силы, и что закон не может быть расширен по аналогии. В статье 10 УК Корейской Народной Демократической Республики говорится, что «в случае преступления, которое не подпадает ни под одно выраженное положение уголовного закона, основания, масштаб и наказание за него должны определяется в соответствии с положением о действиях, наиболее подобных ему с точки зрения типа и опасности для общества».

Уголовный кодекс, принятый в 1987 году, упрощает кодекс 1974 года без внесения существенных изменений в определения преступлений или наказаний. Целый раздел, озаглавленный «Военные преступления», содержащийся в Части 5 предыдущего кодекса, был удален.

Уголовный кодекс 1987 года, охватывает меньшее количество видов преступлений. Преступления, исключенные из общей рубрики «измена», включают вооруженные вторжения, враждебные преступления против социалистического государства и антиреволюционный саботаж. Наказания также были смягчены. Число преступлений, за которые может быть применена смертная казнь, было сокращено с двадцати преступлений до пяти преступлений.

Преступлениями, за которыми сохранилась смертная казнь, являются заговоры против национального суверенитета (статья 44), терроризм (статья 45), государственная измена против Родины гражданами (статья 47), государственная измена против народа (статья 52) и убийство (статья 141). Смертная казнь больше не назначается за пропаганду и подрывную деятельность против правительства; шпионаж; вооруженное вмешательство и подстрекательстве к разрыву внешних связей; антиреволюционные нарушения; кражу государственной или общественной собственности; нарушение положений железнодорожного, водного или воздушного транспорта; насилие толпы; несанкционированное раскрытие или потеря государственных тайн; изнасилование; грабеж личного имущества. Максимальное наказание было уменьшено с двадцати до пятнадцати лет лишения свободы.

В мае 1992 года заведующий кафедрой уголовного права Университета Ким Ир Сена опубликовал доклад о неверном толковании Уголовного кодекса Северной Кореи. Он отметил, что кодекс запрещает смертную казнь в отношении несовершеннолетних, которые на момент совершения преступления не достигли семнадцати лет, и в отношении беременных женщин. Кодекс не предписывает наказаний в виде лишения свободы; все наказания, кроме казни, в виде принудительного труда. Кодекс также предусматривает, что изменения к нему не могут быть применены задним числом для определения действия преступным, если на момент его совершения оно таковым не было, или для наложения максимального наказания. Однако сокращение наказаний применяется задним числом. Уголовный кодекс также дает новое определение нескольким положениям, касающимся связям с Республикой Корея, главным образом, по-видимому, направленным на привлечение внимания к строгим рамкам закона о национальной безопасности Республики Корея в отношении неавторизованных связей Север/ Юг.

 

Определение наиболее серьезных политических преступлений – несмотря на реформы – является неоднозначным и включает в себя как контрреволюционные преступления, так и более общие политические преступления. Наказание за контрреволюционные преступления суровое, оно включает в себя смертную казнь, отчуждение имущества и даже быструю казнь практически за любую диссидентскую деятельность. Кроме того, такие дела зачастую решаются без обращения к соответствующим правовым процедурам. Большинство политических преступлений не проходят через систему уголовного правосудия, но решаются Министерством государственной безопасности. Судебные разбирательства закрыты для общественности, а решения не могут быть обжалованы.